Домой » Конкурс » Любовь и Кровь — Татьяна Коваль — эссе на конкурс «Почему я люблю скалолазание?»

Любовь и Кровь — Татьяна Коваль — эссе на конкурс «Почему я люблю скалолазание?»

Шериф Макенна и леди  Хилл, смакуя местный виски, неспешно  вели светскую беседу в маленьком  пабе на окраине города.

Макенна  уже свернул сигарету, как за  городом  раздался выстрел. За ним сразу последовал целый залп.

Макенна отбросил табак и бумагу, схватил свою шляпу и выбежал на улицу. Солнечные лучи ударили ему прямо в лицо. Шериф не хотел верить своим глазам, но представшее перед ним было фактом.

Пять всадников в серых мундирах  скакали к городу. Над дулами их карабинов еще вились белые пороховые дымки. Из-под копыт их лошадей поднимались длинные пылевые шлейфы.

Макенна  закрыл глаза и попытался прогнать свое видение. Может быть, он уже бредит? Или он вчера слишком долго был на солнце без шляпы?

Он открыл глаза — леди  Хилл была рядом, И буквально в двадцати шагах он увидел  пять всадников, которые  по-прежнему были здесь. Их мундиры были изношены  и изрядно помяты.

Сердце Макенны  заколотилось. Его рука опустилась к револьверу.

Он наблюдал, как пять всадников рысью пересекли улицу.  Они двигались так, как двигается кавалерийский патруль по враждебной территории. Их гибкие тела раскачивались в седлах, и небольшой дорожный багаж скрипел и грохотал при каждом шаге их лошадей.

Где-то открылось окно, и в нем появилось любопытное лицо. Тотчас же один из всадников выстрелил из своего карабина, и человек испуганно отшатнулся.

Пятеро  приблизившись  рысью к шерифу и леди Хилл, одновременно остановили своих лошадей. Их вожаком был большой суровый мужчина с серыми глазами и русыми волосами. Теперь Макенна стоял в паре шагов против него. Жить ему после этого мгновения оставалось не более двадцати  минут, но он еще не знал этого.

— Вы здешний шериф? — услышал он хриплый голос.

Макенна  кивнул в знак согласия..

— Верно. А кто вы? — Медленно, но неумолимо струился последний песок в часах, отмеряющий время до его смерти.

Раздался холодный смех:

— Это вас не касается!

Главарь поднял свою винтовку и махнул ею над головой. Тотчас два крайних всадника развернулись, чтобы прикрыть группу сзади.

— Что, черт побери, это должно означать? — громко крикнул шериф.

Главарь банды бросил на него с высоты своего седла ледяной взгляд.

Макенна  с трудом сдержался. Он всмотрелся в ближайших всадников. Судя по их виду, это были мародеры. Вся страна кишела сейчас подобными бандами бродяг.

Размышления Макенны  были прерваны пронзительным криком.

— Шериф!  — Провода перерезаны!

Подняв лошадей на дыбы и развернув их в сторону городских ворот,  Макенна и леди Хилл  устремились к  скальному плато, находившемуся  с восточной стороны от  города.  Воздушный вихрь и  песчаный шлейф,  только это теперь можно было  наблюдать  на том месте, где только что в смятении и напряжении  находилась  прекрасная пара. Банда,  преследуя  беглецов,  тотчас же устремилась во след.

— Только скалы могут спасти нас! —  крикнул Макенна, пришпоривая, и без того  мчащегося, как ураган, гнедого скакуна.

Достигнув скалы,  шериф   умелым и сильным движением руки острым  ножом  срезал поводья у лошади, и, завязав на конце двойную восьмёрку  с контролькой,  устремился  по неявно выраженной трещине вверх, на  скальное плато.

Леди Хилл, соскочив со своего гнедого любимца, рванула за Макенной.  Подняв  юбку выше колен,  она завязала её  между ног  двойным булинём так, что получились элегантные шорты, которые  впоследствии ни коем образом не смогли помешать ей  в прохождении сложного скального маршрута.  Единственной мыслью, которая пронеслась у неё в голове, была: ”Как я люблю скалолазание! Сейчас  только это спасёт мне жизнь!”.

Быстро и грациозно перемещаясь по скале, беглецы  достигли заветного спасительного плато.  Подтянувшись на руках  и выйдя в упор, Макенна выпрямился во весь рост.

Вдруг раздался выстрел.

Шериф  выдернул из кобуры свой кольт.

— Дьявол! — проревел он и поднял оружие.

Карабины всадников, находившихся на земле и уверенно сидящих в сёдлах,,  были  направлены на него. Из темных отверстий дул вырвался огонь, и белый дым овеял шерифа. Что-то раскаленное вонзилось в Макенну  и разорвало его туловище на две половины.

Шериф хотел отступить, но тело больше не слушалось его. Глаза застлал красный туман, а рот был полон сладковатой на вкус крови.

«В меня попали! — подумал он. И потом: — Я умираю.  Прощай леди Хилл.  Прощай скалолазание!».

Он сделал еще один заплетающийся шажок к краю пропасти. Револьвер выпал из его обессилевшей руки. Когда оружие коснулось земли, грянул ещё один выстрел. Макенна упал на колени. Вместе с его кровью уходил и последний песок из часов его жизни… ”


Комментарии: